Как по-вашему, Трамп или Путин ?

 

Если вас тоже политика довела настолько, что вы уже задумываетесь о том, чтобы ограничить круг интересов дикими животными или выращиванием бегонии, есть два способа.

Вспомнить Черчилля с его знаменитой цитатой о демократии : это самый худший из режимов, за исключением всех остальных.

  • Сказать себе, что ситуация могла бы быть хуже. Например, что мы могли бы уже жить в мире, где ультраправые одержали бы победу на выборах во многих европейских странах под влиянием Владимира Путина, всё ещё находящегося у власти… В то время, как Дональд Трамп стал бы Президентом Соединённых Штатов.

 

Кошмар, который становится реальностью

Каждый день кошмар становится всё более возможным. Пока ещё он не стал неизбежностью. Если все голоса Теда Круза будут переданы Марко Рубио, он сможет опередить Трампа. Это ещё возможно, если Тед Круз лишается права быть избранным из-за своего рождения в Канаде, перед началом праймериз… Но в настоящий момент самый реальный сценарий тот, в котором Дональд Трамп становится кандидатом от Республиканцев. И что он в состоянии победить Хилари Клинтон, далёкую от лидерства в общественном мнении американцев.

Со своей стороны Джеб Буш должен был выйти из гонки на праймериз. После серии  показательных поражений. Хочется верить, что полной отсутствие поддержки кампании Джеба Буша объясняется его фамилией, которая ассоциируется с провальной политикой как для США так и для всего мира. Увы, объяснение в другом – его кампания была слишком невзрачной и умеренной.

И тем не менее он располагал самым крупным финансированием среди Республиканцев : 155 миллионов долларов. Это в семь раз больше, чем Дональд Трамп : бюджет в 21 миллион, финансируемый в основном за счёт личного состояния. Из этого факта миллиардер сделал настоящий аргумент, повторяя без устали, что он не зависит ни от одного лобби. Что позволяет почти забыть о том, что он зависит о тех, с кем имеет бизнес… В любом случае Трампу не нужны деньги, чтобы отличаться от конкурентов. Ему достаточно открыть рот и сказать максимум несуразиц, как можно более грубых и вульгарных, чтобы создать ажиотаж вокруг своего имени.

 

Чем более шокированы журналисты, тем более миллиардеру удаётся войти в образ представителя народа, восстающего против элит. И здесь, как вы понимаете, мы говорим не только об американской демократии. Но и о нашей. Она тоже страдает от ненависти себя. Для некоторых это ненависть Республики. Для других ненависть демократии.

 

Её можно измерить всеобщим увлечением, от ультраправых до левых радикалов, включая часть правых сторонников твёрдой руки, человеком, которого вполне можно сравнить с Дональдом Трампом, но в ещё худшем варианте. Разница только в том, что один американец, а другой русский.

А если бы Путин был американцем…

 

capture-decran-2016-12-30-a-11-41-41

 

Если говорить о стиле и причёске, конечно, Путин выигрывает. Но если говорить о главном, о жёсткости и общественной морали, Путин запросто может положить Трампа на лопатки. Не говоря уже об уважении демократических ценностей. Модно даже предположить что в случае избрания Трампа, последний может остаться у власти только на два срока, и что можно будет быть к нему в оппозиции без риска оказаться в тюремных застенках или быть убитым у стен Кремля.

 

Представим на минуту, что Владимир Путин американец. Его сразу бы охарактеризовали как сумасшедшего империалиста. Как говорить иначе о человеке, способном захватить страну из сферы своего влияния, при этом сбрасывая бомбы на арабскую страну ?

 

К счастью Путин русский. В социальных сетях пишут, что вы « русофоб », если вы критикуете его политику или, допустим, сравниваете его с Трампом… Который, кстати, кстати вполне симпатизирует Путину.

 

Разумеется, оба могут вполне договориться за спиной ИГИЛа. Тут все за. Но они могут также договориться и за спиной Европы. А это уже более проблематично.

Даже в Сирии Путин не хочет разбивать ИГИЛ наголову. Он хочет поддержать Асада, что совсем не одно и то же. Тогда как преступления против человечества сирийского режима питают пропаганду джихадистов и помогают им вербовать бойцов, в том числе и у нас. Российские самолёты бомбардируют немного ИГИЛ и много то, что позволяет ещё теплиться жизни в Сирии : школы, дороги, инфраструктуру.  Эти разрушения значительно увеличили приток беженцев в Европу. Что имеет двойное преимущество : освободить Сирию от оппозиционеров Асада и поселить страх в самом сердце Европы… Стало быть способствовать росту популярности ультраправых партий, которые поддерживает Путин в надежде взорвать Европу изнутри.

 

Поддержка ультраправых партий может способствовать взорву Европы изнутри

 

Иностранная пресса недавно сообщила, что Национальный фронт попросил у российских банков новый заём в 27 миллионов долларов, на предвыборную президентскую кампанию. Заём, который сложно было бы получить без поддержки Кремля. Что делает из Национального фронта, если употреблять терминологию ультраправых, первую « иностранную партию »… То, что суверенисты способны голосовать за партию, на которую ставит империалистская супердержава, мечтающая об уничтожении Европы, говорит само за себя… Но то, что демократы могут открыто заявлять об своём восхищении диктатором, поддерживающим тиранов, даже в эпоху, когда первым врагом является ИГИЛ, это знак.

 

Знак, что мы созрели для принятия риска жить в мире Трампа и Путина. Или же мы делаем выбор реагировать.

 

Каролин Фурест

Publicités

Расизм невозможно остановить социологическими оправданиями фанатиков

Быть или не быть Шарли. Вопрос уже так не стоит. Спустя четыре месяца после манифестаций 11 января два лагеря противостоят друг другу, доказывая что именно он и есть Шарли. Для одних Шарли – это республиканец, защитник светского общества и права на богохульство. Для других – это исламоненавистник, прячущийся за спиной Республики с целью стигматизации части населения (тезис последнего эссе историка и демографа Эмманюэля Тодда). В своей последней книге «Восхваление богохульства», недавно опубликованной в издательстве Грассе, эссеистка Каролин Фурест, проработавшая много лет в Шарли Эбдо, отвечает на обвинения в исламоненавистничестве, в котором обвиняют карикатуристов, и предупреждает об опасности ложной интерпретации светскости для защиты этнической идентификации.

 

Вы защищаете свободу слова, почему выражение « Я не Шарли » воспринимается как почти богохульство ?

Речь вовсе не идёт о запрете или цензуре тех, кто отказывается поддерживать свободу тона карикатуристов и журналистов, убитых террористами, что и есть выражением слогана « Я Шарли », но ответить им мы имеем право ? Слышать как перевираются намерения этих рисунков, отказ видеть контекст, в котором они были созданы, было тяжело и раньше. Это стало больно после терактов. Я почувствовала острую и срочную необходимость вооружить словами тех, кто встал щитом против этого смешения понятий, могущего закончиться пулей.

Книга начинается некой типологией способов отказа быть Шарли. В их основе – разные намерения. Есть люди, простодушно не понявшие важности передовицы Луза «Все прощено» (Луз – автор Шарли Эбдо – замечание переводчика), опубликованной через неделю после убийства. Есть артисты, посчитавшие, что тем самым он «подливает масла в огонь». И потом есть реальные и идеологические противники права на богохульство и на светскость, когда речь идёт о противостоянии мусульманским интегристам. Люди, которые представляются антирасистами с единственной целью обвинять в расизме тех, кто защищает право смеяться над терроризмом, и это под предлогом того, что мусульмане являются меньшинством во Франции.

 

Не произошло ли сакрализации Шарли после теракта ? Эмманюэль Тодд назвал 11 января « тоталитарным флэшмобом », Режис Дебре говорит о риске « демократического маккартизма »…

Эти интеллектуалы теоретизировали мир перевёрнутый с ног на голову. Благодаря учёным терминам, припорошенным учёным снобизмом, они радикально поменяли местами ответственность палача и жертвы. Те, кто защищает свободу мирным способом, вдруг стали носителями жестокости, а цензоры и находящие оправдания убийцам, стали жертвами интеллектуального терроризма. Это неслыханно. Я была в восторге от книги Эмманюэля Тодда « Судьба иммигрантов » (1). Сегодня же задаюсь вопросом не была ли его методология слабой уже в момент написания книги.

 

Вместо того, чтобы прятаться за шаткой научной методой Эмманюэль Тодд должен бы был признать своё позиционирование как полемиста. К тому же мы не можем вести дебаты на равных, учитывая, что интеллектуалы, обвиняющие других в « исламоненавистничестве » не нуждаются в полицейской охране. Те же, кто защищает право на богохульство, работают с приставленным к виску дулом.

 

Вы различаете два левых антирасистских лагеря, один из которых является антисветским…

 

После 11 сентября 2001 года определённая часть левых, которых иногда именуют « исламо-левыми» вдруг принялись смотреть на мир через призму риска расизма по отношению к мусульманам. При этом не замечая реального существования интегризма и отрицая рост антисемитизма. Это радикальная или не вполне определившаяся часть левых только и делает, что обвиняет в «исламоненавистничестве» тех, кто защищает уравновешенное видение светскости и кто одинаково непримирим как к фанатикам, так и к расистам. Эти обе опасности существуют в нашем обществе. Нужно смотреть им в лицо. Расизм невозможно остановить, находя социологические оправдания тем, кто стал фанатиком или террористом. Напротив, эти «сострадательные» речи толкают французов в объятия Марин Ле Пен. Единственный способ удержать их – это защищать трезвомыслящее левое крыло, которое не боится слов.

 

Угроза интегризма не мешает Вам видеть реальность антимусульманского расизма ?

Если бы я была ослеплена своими идеями об интегризме, я бы не взялась вновь писать об ультраправых и их идеях национальной идентификации, не стала бы обличать враждебную ксенофобную атаку на светскость со стороны Народного фронта, равно как и расизм, во всех своих книгах и фильмах. Я всегда предостерегала от использовании светскости в антиисламских целях, до такой степени, что группы как Светский отпор обвинили меня в « исламофилии », потому я что я против запрета простого исламского платка на улице, против запрета исламским мамам в платке сопровождать школьные экскурсии и потому что я поддерживаю право на выбор между вегетарианским меню и меню, содержащим мясо, в школьных столовых. Я никогда не представляла мусульманский интегризм как представляющий опасность « вторжения » и никогда не верила во взятие власти исламистами во Франции. Меня как раз беспокоит, что действия этих ультраправых прокладывают дорогу к взятию политической власти националистов, фашистов и расистов. Что может быть реакцией на трусливые речи об интегризме и терроризме.

 

Светскость в её настоящем виде отвечает эволюции общества ?

В плане законодательном мы пришли к довольно развитой  уравновешенной форме светскости. Нужно остерегаться искушения решать все социальные дебаты принятием новых законов. После поддержки закона о ношении знаков религиозного различия в государственной школе, принятого в марте 2004 года, теперь речь идёт о нахождении компромисса между требованиями, предъявляемыми к ученикам и требованиями к их родителям, между тем, что  назвала в « Последней утопии » (2) « местами ограничений », такими как школа, и « местами свободы » такими как улица и магазины. На улице, дома и в ресторанах невозможно руководствоваться светскостью с тем, чтобы навязывать образ жизни, кроме случаев нарушения общественного порядка как ношение закрытой чадры, скрывающей личность. Я вполне сознаю искушение политиков использовать дух светскости с целью его превращения в догматическую идею и борюсь против этого.

 

Некоторые считают, что богохульствовать над исламом – унижение слабых.

Это логика « меньшинства против большинства » некоторых левых. Согласно этой логике интегризм является проблемой только в случае его ассоциации с религиозным французским большинством. Когда речь идёт, например, о Кристин Бутен, о Манифестации для всех (коллектив ассоциаций, сопротивляющихся принятию закону  об однополых браках – замечание переводчика) и о христианском интегризме. Как только интегризм исходит от ислама, тон моментально меняется и некоторые левые закрывают глаза. Этот способ низведения мусульман до уровня « слабых », даже когда они являются интегристами и ищут власти над женщинами, гомосексуалами или евреями, является не только проявлением экзотического патернализма, якобы движимого благостными намерениями, но и эссенциализма, который сваливает прогрессивных  мусульман и ультраправых в один котёл «национальной общины», превращая их почти в аборигенов, нуждающихся в защите. Меня, как антирасистку, это шокирует. Я сужу о людях по их идеях, а не по религиозной принадлежности.

Что до права на богохульство, то оно защищает всех нас, как верующих так и нет. Без этого права религиозные табу стоят превыше остальных, выражение миноритарной религии может быть расценено как « богохульство » над преобладающей религией, как в Пакистане, дебаты становятся невозможными, и мы отрекаемся от нашей светской демократии.

 

Франция находится в меньшинстве в области защиты права на богохульство. Не знак ли это того, что нам следует меняться?

 В 156-ти странах существует закон против богохульства. Мы не должны отказываться от нашей модели только потому, что находимся в меньшинстве. В эпоху глобализации любой рисунок или высказывание могут быть вырваны из контекста, из первоначального замысла и быть брошены на растерзание истеричной толпе на другом конце мира, которая не понимает ни языка, ни юмора рисунка, и часто даже не видела его в глаза! Стоит ли перестать высказываться, рисовать или бороться  за более контекстуализированную информацию?

Нужно пытаться влиять на правила, определяющие эту дикую глобализацию информации. Крупные информационные монстры как Google и Facebook, руководствуются американскими критериями. В принципе, дозволено всё. В реальности же, они применяют цензуру к малейшему изображению женской груди или рисунку на религиозную тему из страха перед лигами добродетели. Зато призывов к расовой ненависти, гомофобии и антисемитизму –  в избытке. В отличие от DailyMotion, на YouTube есть видео, воспевающие славу братьям Куаши. Крупные американские группы несут часть ответственности за рост как устного так и физического насилия в нашу эпоху. Даже если это мнение миноритарное и ещё очень французское, я решительно высказываюсь за полную свободу, когда речь идёт о богохульстве, но не в случаях призыва к ненависти или убийству. В этом вся разница между Шарли Эбдо и Дьёдонне (французский юморист, известный антисемитскими высказываниями – замечание переводчика).

 

Где тогда граница между богохульством и призывом к ненависти ?

Разница как между смехом над террористами и смехом с террористами. Смеяться над религиозностью, фанатиками, Аль Каидой или ИГИЛом, как это делает Шарли Эбдо, означает участвовать в дебатах идей. Это же кислород, позволяющий отдалиться от физического насилия. Смеяться же над уничтожением народов или терактами, означает преуменьшать ужас физического насилия. Совершенно обратная позиция.

Когда Дьёдонне смеётся над Холокостом, при этом высказывая сожаление, что его жертвами не стали все журналисты с еврейской фамилией, когда он создаёт партию с национал-социалистом, делая неприличные жесты на местах уничтожения евреев, это уже не юмор, а призыв к ненависти, расизму и ультраправой позиции. Это нужно объяснять молодёжи, которая не всегда улавливает эту разницу. Это и есть одна из целей, которую я преследую в своей книге: вооружить учителей аргументами. Их миссия колоссальна : помочь целому поколению перейти от скептицизма, ведущего к теории заговора, к критическому мышлению, в духе Просвещения. Сегодня нет более срочной задачи.

 

  • Emmanuel Todd, «le Destin des immigrés», Seuil, 1997

Эмманюэль Тодд, «Судьба иммигрантов, Seuil, 1997

  • Caroline Fourest, «la Dernière Utopie», Grasset, 2009

Каролин Фурест, «Последняя утопия», Grasset, 2009

Анастасия Векрен : (газета «Либерасьон» от 20 мая 2015 г)

Capture d’écran 2016-12-30 à 11.34.40.png

Предательство – это вооружать Путина

«Принимая решение об отказе поставлять приобретённые Россией боевые корабли, Франсуа Олланд совершает неприемлемое предательство, которое полностью обесценивает данное нами слово и лишает Францию титула независимого поставщика оборонного вооружения. Как мера, не имеющая военного значения в настоящем конфликте, это решение является окончательной  точкой в процессе полного подчинения нашей страны США и воинствующей политике НАТО

capture-decran-2016-12-30-a-12-56-54

 

Это коммюнике, подписанное Жан-Люком Меланшоном, является настоящим предательством. По отношению к народному восстанию Майдана против олигархии и империализма… который не обязательно американского происхождения. В данном случае, он – российский. Похоже, это меняет всё. Что бы подумал Жан-Люк Меланшон, если бы Франция собралась поставлять боевые корабли Соединённым Штатам в момент, когда эта сверхдержава отправила бы своих солдат и танки для создания беспорядков с целью установления протектората, призванного защищать их интересы (в частности речь о Газпроме и России) руководствуясь страхом перед революционной заразой, направленной против олигархии и коррупции?

 

США случалось действовать именно так как Россия действует в настоящий момент в Украине. Те, кто принципиально поддерживает Соединённые Штаты, даже когда ими управляет Джордж Буш и когда США развязывает превентивные опустошительные войны, являются наивными про-натовцами. Те же, кто принципиально поддерживает Россию, даже когда ею управляет Путин, являются пособниками империализма. Тут речь не идёт о выборе правильной стороны, как во времена холодной войны, а о том, сопротивляться или нет последнему колониальному проекту – Евразии. Во главе которой – авторитарный и играющий мускулами лидер, гроза чеченцев, гомосексуалов, панков-феминисток, журналистов и в более широком смысле враждебно настроенный против свободы слова и манифестаций, направленных против него. «Пример», которым восхищаются европейские ультраправые. Логично. Но что делают прогрессисты в этой галере?

 

Дрожь пробирает, когда видишь на сайтах левых радикалов как он разделяют с Национальным  Фронтом восхищение моделью Путина. Доходит до цитирования «философа» Александра Дугина, являющегося не более и не менее как теоретиком этой евроазиатской диктаторской империи, не  скрывающего свои мечты об искоренении тех, кого он называет украинскими «сукиными детьми», но и Запада тоже. Запад в его представлении – символ упадничества благодаря евреям, феминисткам и гомосексуалам.

 

Хочется плакать, когда видишь как такой образованный видный политический деятель как Жан-Люк Меланшон подпитывает демагогию, столь распространённую и представляющую любого защитника санкций против политики Путина как «вассала НАТО». Тогда как речь идёт о том, что для нас важнее – экономическая выгода или наши ценности и безопасность европейского континента. Когда Мишель Альо-Мари собиралась вооружать полицию Бен Али для подавления манифестантов Арабской весны, это было шокирующе, не так ли? Как можно поддерживать манифестантов Арабской весны против Бен Али и быть против украинских манифестантов, протестующих против Януковича и Путина? Украинский народ интересует их меньше или этому народу «не повезло» с врагом ? Как Жан-Люк Меланшон может высказываться против финансовой олигархии, требовать во всё горло создания конституционной ассамблеи в Европе, и отказывать в уважении выбора народа, совершившего революцию с тем, чтобы освободиться от мафиозного государства, находящегося под прессингом Москвы и Газпрома?

 

Давно известно, что мешает видеть правду такой какой она есть. Кремлёвская пропаганда, широко распространяемая «дружескими» сайтами, карикатурно представляет народные манифестации на Майдане как «фашистский переворот», тогда как там собираются сотни тысяч украинцев всех политических убеждений, и тогда как ультраправые набрали на выборах менее 3% голосов. На тех самых выборах, проведению которых Кремль воспрепятствовал как мог. Есть на восточно-украинском фронте недалёкие националисты и даже фашисты с украинской стороны, как есть они и с российской стороны, и некоторые из них даже приехали из Франции… Но это всё равно как задаваться вопросом в оккупацию «Стоит ли сражаться с фашистами ?», учитывая что в Сопротивлении наряду с коммунистами были и Огненные кресты (Лига французских националистов – замечание переводчика).

 

Да нет же, извините… запамятовала. Это, конечно же, всё вина НАТО. Не Путин под предлогом защиты русскоговорящего населения вторгается в суверенную страну, не украинский народ выбирает свободу, а всё происходит по вине Европы и Соединённых Штатов… Данный аргумент, якобы атакующий политкорректность, используется авторами передовиц как правых так и ультралевых изданий и является верхом лицемерия. Настолько он меняет местами агрессора (Россию) и пострадавшую сторону (Украину), настолько он замалчивает замешательство, в которое поверг украинский кризис Соединённые Штаты и Европейский Союз. Правда в том, что ни Соединённые Штаты, и ещё меньше Европейский Союз не поняли сразу, что произошло и потратили невероятно много времени прежде чем начать реагировать, из страха рассердить мощную Россию. Правда и в том, что украинский кризис очень не кстати. Американцы предпочли бы тысячу раз сотрудничать с Россией в иранском, сирийском или иракском вопросах, а не открывать новый фронт.

 

Совсем не воинствующая Европа дрожит от идеи вызова Путину. В частности Германия, зависящая от российского газа и стало быть от Газпрома. За газ покупаются союзники, даже на самой верхушке политический элиты. Свидетельство тому – молниеносная карьера Герхарда Шредера в Газпроме. Тут задашься вопросом насколько пропутинская позиция некоторых является бескорыстной. Но что должны делать остальные? Кого не купишь и кто не смотрит на реальность через призму холодной войны? Лично я заняла позицию против возвращения Франции в интегрированное командование НАТО. Я также долго надеялась, что Украина сможет остаться страной-мостом, не примыкающей ни к какой зоне влияния. Владимир Путин решил иначе. Своим грубым вторжением он подтолкнул украинцев к протесту с европейским флагом в руке, несмотря на угрозу смерти. Своей политической и военной дестабилизацией (наконец, признанной как таковой), он не оставил другого выбора украинцам, как призвать на помощь. В идеале, Голубые каски должны были бы развернуться вдоль российско-украинской границы. Но что могут Объединённые Нации, когда российское вето блокирует любое решение ? Как по Сирии, так и тем более по Украине? А в это время украинцы погибают из-за агрессора и умоляют Европу прийти к ней на помощь. Не военную.

 

Каким замечательным символом было бы если бы французские «Мистрали» положили начало независимому европейскому флоту. И какой стыд, если бы эти же «Мистрали» использовались для завоевания суверенной страны на пороге Европы. Да, вот тут уже можно говорить о предательстве.

 

Каролин Фурест

 

Украина : предчувствие холодной войны

Это предчувствие витает в воздухе. Москва изгаляется представить настоящий кризис как последствие заговора «Запада» и кричит неистово о «фашистском путче». Чем больше ложь, тем «достоверней». Не лишне однако напомнить, что не Вашингтон, не Париж и не Берлин, а именно Москва была у источников этого кризиса.

 

Не вымышленный Запад поставил Украину перед выбором между Европой и Россией, а сама Россия. Не Запад, а Москва подталкивала Януковича к жестокости по отношению к собственному народу. Это жестокость и подняла народ, который сверг Януковича.

 

Именно Москва, а не кто-либо иной нарушает территориальную целостность Украины военной аннексией Крыма, осуществляя давние планы. Здесь не только отзвук холодной войны – перед нами разворачивается настоящая колониальная война.

 

Колонизация

 

Она должна шокировать мир. И тем не менее, как среди ультраправых так и ультралевых слышны голоса, оправдывающие интервенцию и одностороннюю агрессию Москвы…

 

Довольно забавно это слышать от ультраправых суверенистов. Они настолько грудью за Путина, что поддерживают агрессию украинского суверенитета, призванную удовлетворить имперские замашки России и её ультраправых сил. Менее удивительно слышать эти речи в устах тех, кто анализирует любую ситуацию с точки зрения холодной войны, особенно если в ней задействованы силы НАТО. Чем ещё порадовать Интернет, как ни заговором made in ЦРУ, о каком бы конфликте не шла речь и как бы ни развивалась ситуация. Вчера речь шла о манипуляции арабской весной, сегодня – восстанием Майдана.

 

Кроме искривления реальности, эти гипотезы, разрабатываемые конспирационистами, зачастую настроенными пророссийски, преувеличивают роль государств, при этом пренебрегая набирающим силу гражданским обществом, которое как раз и становится настоящим двигателем истории.

 

Разумеется, западные столицы поддерживают демократические требования гражданских обществ (и это нормально), но у них нет ни средств, ни даже практической возможности собрать толпы людей и контролировать их.

 

Совсем не в интересах  Соединённых Штатов было разработать подобную операцию тогда как они крайне заинтересованы в содействии Москвы в иранском и сирийском конфликтах, приоритетных в сравнении с Украиной.

 

Москва же не гнушается операциями дезинформации, призванными запугивать русскоговорящих украинцев, настраивать их против Майдана, в надежде спровоцировать столкновения, которые и дадут повод к военному вмешательству и аннексии по крайней мере Крыма, стратегической точки российских интересов.

 

К гражданской войне ?

 

Существует ли риск гражданской войны? Возможно, что русскоговорящие украинцы, напуганные пропагандой Москвы, будут нападать, что уже случалось, на проевропейски настроенных сограждан. Возможно также, что в ответ на это насилие и угрозу территориальной целостности, как следствие десятилетий постколониального вмешательства, украинские националисты будут атаковать тех, кто за Россию.

 

В настоящий момент этого ещё не случилось.  И даже если бы случилось, то оставалось бы внутренней проблемой украинцев, гораздо более привязанных к внутригосударственному  единству и независимости, в том числе на востоке, чем об этом принято говорить. Если Россия рискнёт завязать войну на украинской земле, она рискует вызвать протест как украинцев, так и своих собственных граждан, которые не сидят за железным занавесом российской пропаганды, а имею доступ к интернету и стало быть к альтернативному освещению событий.

 

Железного занавеса больше нет

 

Другое отличие от холодной войны – это отсутствие экономического железного занавеса. Интересы переплетены гораздо плотнее, чем во времена холодной войны.

 

Если Европа нуждается в российском газе, то России нужно продавать это газ Европе, в частности Германии. Её олигархи будут продолжать тратить деньги на Лазурном берегу. Угроза экономических санкций, как и потенциальный обвал акций Газпрома, могут иметь настоящее действие.

 

Россия – не такой крепкий колосс каким кажется. Стоит только подумать об огромном долге, который Украина должна заплатить Газпрому.

 

Можно надеяться на дезэскалацию, но придётся повысить голос. Так как известно, что Путин понимает только разговор с позиций силы. Он презирает слабака  Януковича и европейцев, когда они начинают сомневаться. Следует быть настроенными решительно в надежде, что компромисс будет найден, но при этом не забывать о воинствующей логике, которой руководствуется Владимир Путин. Не размышлять, основываясь на демократических стандартах, а быть готовыми ко всему с его стороны. И особенно следует надеяться, что данный кризис будет разрешён путём посредничества Европейского Союза, а не вмешательства НАТО.

 

Честь европейцев под вопросом

 

В этой истории речь не только о том, чтобы избежать кровопролития на пороге Европы, обеспечить соблюдение международных соглашений и содействовать демократической весне, хотя само по себе это уже немало. Речь также о том, чтобы построить, наконец, политическую Европу и многополюсный мир, далёкий от старых схем холодной войны.

 

Именно во время таких кризисов создаются Нации. А не благодаря спорам о регламентации калибровки овощей.

 

Если Европейский Союз хочет выйти за рамки искусственного построения, если он хочет стать настоящей Европейской нацией, он должен защищать Украину и держать твёрдую и единогласную позицию по отношению к России. При правильном подходе ему возможно удастся ослабить вес ультраправых в Украине, и особенно угрозу экстремизма в пределах собственных границ. В противном случае и те и другие наберут силу.

 

https://carolinefourest.wordpress.com/2014/03/05/ukraine-comme-un…de-guerre-froide/

 

 

«ИННА» : книга об ангажированности

Это больше чем портрет Инны Шевченко, лидера Фемен, это роман эпохи. Кулисы революции 2.0, Киев, Тунис, Париж, Оранжевая революция и арабская весна, CIVITAS (интегристская католическая организация – замечание переводчика) и Манифестация для всех (коллектив ассоциаций, сопротивляющихся принятию закону  об однополых браках – замечание переводчика). Одних книга тронет, других разозлит.

 

В свои двадцать три года Инна Шевченко известна широко. Кто не знает этих зелёных глаз, светлых волос в венке из цветов, обнажённую грудь, изрисованную призывами против религии, диктатуры и проституции? В то же время политическая икона остаётся загадкой. Кто на самом деле эта блестящая студентка, воспитанная отцом-полковником в пост-советской Украине? Как она ангажировалась в политику, ещё учась в школе, в момент Оранжевой революции, прежде чем броситься с головой в движение Фемен? Кто эта сотни раз избитая и арестованная женщина, которую пытали в Белоруси и которая была вынуждена бежать из Украины после того, как спилила крест в знак поддержки Pussy Riots?

 

Каролин Фурест сопровождала Инну с первого дня её парижского изгнания. Она ангажировалась вместе с ней, иногда против неё… Во время уличных боёв с CIVITAS, во имя спасения Амины в Тунисе. Париж стал вновь революционной столицей ? Эта книга – не столько портрет интригующей героини, сколько одиссея терзающейся сомнениями бунтарки, склонной к нигилизму, требующей свободы во всём, но при этом ведущей спартанский образ жизни. В этом захватывающем повествовании всё правда : одиночество, сила духа и несколько горький привкус правды.

Каролин Фурест

 

capture-decran-2016-12-30-a-13-02-10

Фемен не улыбаются, они атакуют

Каждый месяц французская эссеистка Каролин Фурест делится с читателем впечатлениями (как положительными так и отрицательными) о происходящих событиях.

 

Разумеется, с первого взгляда Фемен воплощают мужские фантазии : сексуальные блондинки с обнажённой грудью. Ошибочный взгляд, сформированный нашими собственными клише. Во-первых, не все Фемен блондинки, и не обязательно стройные… Даже если некоторые из них приехали из Украины, где зародилось движение, и даже если их способ борьбы привлекает в основном женщин, не стесняющихся своего тела, даже обнажённого.

 

Но главное, что Фемен не принимают пассивные и томные позы. Они не улыбаются – они атакуют. Атакуют все символы патриархата. Если некоторые фотографы приходят только ради обнажённой груди, уходят они с фотографиями тел, расписанных призывами. Против тирании в мире, сексуального насилия, сексизма, религий и диктатур. Акции Фемен смелые: манифестация перед зданием КГБ в Белоруси, с требованием «свободы для народа» и «политических узников», спиливание креста в Киеве в поддержку Pussy Riot и противостояние интегристским головорезам из Civitas (интегристская католическая организация – замечание переводчика). За эти действия Фемен расплачиваются синяками, часами задержания в полицейском участке, иногда пытками и ценой изгнания.

 

Движение смешанное, но только женщины могут вести эту «мирную войну», грудью вперёд, грудь – их нерв войны. Именно в этом революционность Фемен. В мире, где любая акция имеет мужскую репрезентацию, они создают новый имидж сильных и гордых женщин. В мире, где мужчины могут совершенно спокойно оголять торс, они заставляют принимать как должное и обнажённое женское тело.

 

В мире, который не перестаёт покрывать женское лицо чадрой во имя религии, прятать женские соски на фото, чтобы не попасть под цензуру Фейсбука, они напоминают нам о том, что у женщин есть лицо и тело. Принадлежащее ИМ.